Я познакомился не давно стих

Я познакомился с тобой |Стихи и тексты песен автора Sinmc на RealMusic

я познакомился не давно стих

Пусть я давно не верю в идеалы, На личном фронте я — солдат бывалый, Такой, как ты, не встретил до сих пор — Невольно мой притягиваешь взор. Я познакомился с Юрием Левитанским очень давно, по-моему, в году. Но не в его характере было писать такие стихи как, скажем, «Наследники. Я получил премию не за то, что пьеса пойдет в театре, а за то, что я ее написал. Еще когда шел конгресс поэтов, мы познакомились с высоким, уже Я тогда написал стихи о Сталинграде. Это было после разгрома немцев на Когда студенты недавно побили окна в американском посольстве в знак.

Собирались мы по субботам, пили водку и разговаривали обо всем, временами читали стихи, кто-то приходил-уходил, приносили разные книжки, это был такой салон.

я познакомился не давно стих

Году в м компания стала расслаиваться на тех, кто пошел, так сказать, по христианской линии Сабуров, напримери тех, кто пошел по линии еврейской Иоффе и еще многие вслед за. Без всякого, разумеется, антагонизма. Леня Иоффе за год выучил иврит в совершенстве — это был такой невероятный эмоциональный взрыв, сродни влюбленности. Я учил иврит полтора года, в какой-то момент попробовал читать Тору на языке оригинала. Осилил только книгу Бытия, да и то с параллельным русским текстом.

ИГ А говорить мог? МА Нет, не мог, хотя нас этому в основном и учили, готовили к отъезду. ИГ Но отъезда не случилось. И уезжать не хочу, и не могу оставить родителей, и не могу оставить друзей, и не могу оставить это. Пафосно говоря — не могу оставить страну. ИГ А Леня Иоффе уехал.

МА Леня уехал в году, и это была для меня очень тяжелая травма. Мы увиделись снова лишь в м, когда я приехал в Израиль. Но общение наше не прерывалось, мы все это время переписывались, обменивались стихами, делились впечатлениями от стихов. Думаю, что моя способность сказать о поэзии что-то осмысленное идет оттуда, из нашей переписки. ИГ Я не была знакома с очень интересным московским персонажем Асарканом, но столько от тебя про него слышала, что мне кажется — большая часть моей взрослой жизни прошла под знаменем Асаркана.

С обоими я познакомился у своего товарища Зиновия Зиника, с которым мы в одной группе учили иврит.

я познакомился не давно стих

Асаркан был сильно старше нас, ему, когда мы познакомились в году, было аж сорок лет, и мне он казался тогда немолодым человеком. А Улитин, с которым я познакомился чуть позже, казался просто старым — ему было 52 года. Он сильно хромал и ходил с палочкой, нога была перебита в Бутырской тюрьме, в конце х.

Потом, в начале х, был и второй арест. Вообще, это были люди из другого племени, совсем из другой жизни. А Асаркан чем занимался? МА Ну, он был гуру.

«ЕЙ НЕ ЖАЛКО ЛЕРМОНТОВА!

Вообще-то он был блестящим и очень известным в то время театральным критиком, но никогда не подавал себя как представителя какой-то профессии, какой-то системы. Был очень близок к диссидентским кругам, но и здесь дистанцировался от какой-либо партийной принадлежности.

Anna Egoyan _ " Мужчинам не просто ... "

Он просто был свободный человек. Для многих московских тогдашних людей он был главным человеком, учителем жизни, для Зиника, например, или для Владимира Паперного. ИГ А что он такого говорил всем вам, что его имя до сих пор произносится с придыханием? МА Это трудно объяснить. В одной его статье есть фраза о том, чем речь о свободе отличается от свободной речи.

Вот то, что он говорил, это и была свободная речь, само ее явление. Явление мысли, свободной от всех условностей и предрассудков своего времени. И это было так оглушительно, так ново, что притягивало, как магнитом.

Свободная речь свободного человека. Ну и к тому же нам казалось, что он знал абсолютно. Все знал про Москву, про Ленинград, про Львов, про Италию, все знал про чайную культуру, про кофейную культуру, все знал про литературу, про архитектуру, про историю, про политику ИГ А сидел он за что?

МА Это смешная история — еще в школьные свои годы он бросал в почтовые ящики какие-то самодельные листовки. А лет через восемь да, через восемь! С Улитиным все серьезнее. В первый раз — в году — его посадили как члена ЦК некоей подпольной Ленинской партии. А во второй раз — за то, что пытался пройти на территорию американского посольства. С авоськой, в которой лежали коньки для маскировки и собственные рукописи.

ИГ У тебя хранится улитинский архив. Ты продолжаешь заниматься его наследием? МА Да, продолжаю, хотя в последние годы эту работу в основном взял на себя поэт Иван Ахметьев. Есть десятка полтора журнальных публикаций, три книги, и есть специальный сайт. ИГ В одной хорошей детской книжке мама говорит ребенку: Ты же не верблюд! МА Этим опытом я обязан Жене Сабурову, о котором уже шла речь. Кроме того, что Женя был поэтом очень большого масштаба, он занимался очень многими и разнообразными вещами.

Работал в правительстве Силаева, много работал в области экономики, политики, участвовал в разных образовательных программах. Как-то раз он привел меня в одну московскую школу с учебным театром и летним лагерем, в которой детей учили разным вещам, привлекая возможности игротехники и театра. Именно Сабуров предложил учить детей этой школы читать и понимать стихи. И это длится уже много лет. Женя умер, заменить его невозможно, но он как бы завещал мне эту работу.

Я езжу в этот школьный лагерь, слушаю, как дети читают стихи, стараются понять их природу, а я стараюсь им что-то ненавязчиво подсказать. Сейчас был там уже в четвертый. ИГ Вопрос тебе как литературному критику. Есть ли новые поэтические имена, про которые мы еще не слышали, а ты уже знаешь, что за ними будущее? А вот это надо сохранить любыми средствами. Эльга Львовна, Ефим Григорьевич и Глеб Сергеевич Семенов, замечательный поэт и очень хороший переводчик, твердили нам: Надо к этому стремиться.

Если перевод стал явлением культуры, дело сделано. Ведь должно пройти много времени. Но когда появляется что-то замечательное, мы на это реагируем. Ты можешь сопротивляться этому, негодовать, восхищаться, но текст должен тебя взять за живое. Недавно я был в Красноярске на книжном фестивале. Ко мне подходили люди: Я очень люблю Аполлинера в переводах Михаила Павловича Кудинова, но мне приятно, что читают и мои переложения.

Не знаю, будет ли так с Превером. Хорошо, если текст входит в школьную программу, если его читают учителя и дети. Это главная премия из четырех номинаций. Хорошо то, что я до самого конца даже не знал, что меня на нее номинировали.

Любовные стихи для знакомства с девушкой в интернете.

Мне это очень нравится. Надо сказать, в детской литературе гораздо больше цеховой дружбы, детская поэзия — коллективная работа. Если бы не смерть Сталина, он, скорее всего, не вышел бы из лагеря. Он был инженером, работал в мебельной промышленности. Вернулся с финского фронта контуженый, занялся, как все, восстановлением народного хозяйства. И его очень быстро сделали главным инженером крупнейшей ленинградской мебельной фабрики. Все мое детство прошло в ее стенах. На территории фабрики у нас была казенная, очень большая по тем временам, квартира.

У нее было среднее медицинское образование. После ареста отца она превратилась в надомницу, как тогда говорили, — брала работу домой и так зарабатывала копейки на наш прокорм. Я, кстати, стал подарком ко дню рождения моей сестры. Мы с ней родились в один день с разницей в четырнадцать лет.

Сестра окончила медицинский институт, выучилась на детского врача, и хотя ее, как ни странно, должны были оставить при институте в аспирантуре, она, как истинные советские патриоты, сказала: И на этом, как мне представляется, кончилась ее жизнь подающего надежды специалиста и началась жизнь Ионыча.

Я однажды ездил туда, где она поселилась, — в маленький шахтерский городок Талды-Курган в Казахстане. Жили там в основном русские, казахов было мало. В Талды-Кургане сестра вышла замуж, родила двоих детей, ее муж довольно быстро спился и умер, и она вернулась. Вернее, она не могла вернуться в Ленинград, поселилась в пригороде. Долгие годы работала районным врачом сначала в одном пригороде, потом в другом. Так как папе после возвращения из лагеря тоже нельзя было жить в Ленинграде, он устроился в пригороде на маленькую мебельную фабрику простым мастером в обычный цех, там же родители построили хибарку.

Я часто приезжал к сестре в ленинградский пригород. Когда родители совсем состарились, она забрала их к себе, и они снимали комнатку рядом с. Она работала в больнице, и у нее было гораздо больше возможностей за ними ухаживать.

А я был оболтусом, носился по литературным тусовкам. Это довольно серенькая часть жизни. Мне всегда было смертельно жаль родителей. Они не смирились с тем, что я не стал врачом или инженером. Яснов — одна из родственных фамилий. Почти все мои родственники погибли — на фронте, в эвакуации, в блокаду, в Бабьем Яру До войны у родителей было очень много родственников, они из многодетных семей.

А встретились и поженились, по-моему, уже в Ленинграде.

Стихи собственного сочинения

В вашем кругу — семейном, дружеском, профессиональном — оно подчеркивалось или, наоборот, скрывалось? Изменилось ли что-то с годами? Не изгойство, но в чем-то постыдная непохожесть на окружающих. Везде блистали Евтушенко, Рождественский, Окуджава, Визбор. Асадов ведь не был запрещен, состоял в Союзе Писателей, но даже в активных для меня восьмидесятых годах я не видел его сборников в книжных магазинах.

Странно, всё прошло мимо. Но, как говорится, лучше поздно чем. Благодаря Лайвлибу я познакомился с лирическими произведениями поэта, очень много проникновенных, гениальных стихотворений, в парочке строк которых обычно видна целая жизнь героев. Как я пришел к автору? Впервые я услышал песню "Берегите своих детей" в исполнении Глюкозы.