Знаком с троими подругами

Одна подруга на троих!!! | ХайВей

Знак Зодиака влияет не только на характер и на совместимость с Правда, всем троим не стоит ожидать друг от друга полной. объявляется, что со дня рождения кого-то, с кем был близко знаком, прошло лет, Ахматова обратилась к нам троим: ваши предложения – и я раньше . (–) – поэтесса и переводчица, близкая подруга Ахматовой. рода: обе подруги, обе недели. двумя, тремя, четырьмя (партами). П. . троими четверыми. П. о двоих о двух троих о четверых. Числительные оба, обе В числительных, обозначающих числа от 5 до 20 и число 30, мягкий знак.

Они вместе ходят по магазинам, обмениваются кулинарными рецептами, воспитывают детей, пишет Passion. Дружба представительниц этих знаков может начаться с соседства или с работы в одной организации и способна продлиться очень много лет. Правда, всем троим не стоит ожидать друг от друга полной откровенности, так как все они, по сути, дамы достаточно сдержанные, когда дело доходит до сокровенных личных тайн.

Но даже то, что эти дамы редко бывают откровенны друг с другом, не мешает их дружбе. Дружба между этими дамами может продлиться всю жизнь, если Близнецы не будут забывать благодарить Водолеев за все то, что те для них делают. Женщины-Водолеи многое могут простить, но никогда не извиняют неблагодарности и предательства.

Достаточно часто такими подружками для Скорпионов становятся дамы-Весы. И даже несмотря на то, что замкнутых Скорпионов регулярно раздражает непоследовательность и открытость Весов, они ценят в них жизнерадостность, которой им самим не хватает.

Кроме того, под влиянием Весов Скорпионы становятся более дипломатичными и сдержанными. Весы же, в свою очередь, учатся у подруг тонкостям манипулирования окружающими. Они не только усваивают азы плетения интриг, но и благополучно пользуются этим в достижении карьерных и личных целей. В общем, подобный дружеский союз приносит обеим дамам неоспоримую пользу и может стать многолетним.

Главное, чтобы дама-Скорпион видела преимущества этих отношений, а Весы получали бы от них удовольствие. Противоположности притягиваются Как ни парадоксально, но часто крепкая и длительная дружба возникает между Раками и Близнецами. Девушки-Раки всегда найдут нужные слова или тактично, но красноречиво промолчат, когда высказывания бесполезны. Кроме того, им нравится опекать своих взбалмошных подруг. Попытки Мас-тера проявить таланты взлом-щика, - надо сказать, потрясающие, мы у него очень много переняли, - тоже не увенчались успехом.

Она взяла нас за руки и закрыла. Мы привычно почувствовали, как сила многократно воз-росла. И вдруг мы со Смагой увидели, как громадный кулак со страшной силой врезал по двери, вбив её внутрь. Мастер с интересом посмотрел на нас: Я полезла во внутрь.

В небольшой нише лежало три свёртка. Я их передала наружу и выбралась. Девочки разворачивали свои свёртки, я развернула свой, украшенной моим гербом. Чёрный волк на фоне восходящего солнца, отсюда и кличка, его пожаловал лично император, ко-гда мне было три годика на моём дне рождении.

Он тогда спросил меня, кем я хочу стать: Однако я поразила всех, заявив, что хочу стать во-еначальником, самым лучшим в истории Алой империи. Ну, посмеялись, конечно, а император по-ды-грал ещё, подарив мне герб с волчицей и пожеланием, чтобы я терзала врагов империи, как волки до-бычу. К всеобщему удивлению, я стала, кем хотела.

Теперь осталось мы трое и этот флаг с гербом. Девчонки и Мастер обернулись. Я отодвинула оружие и подняла сложенный кусок материи. На большом полотнище, разделённом пополам на чёрную и белую части, было изображено восходящее солнце. В правом верхнем углу был помещён мой герб. По-моему, вы что-то знаете, говорите. Переглянувшись, мы с девочками начали свой рассказ.

Я говорила, Смага и Эльфа меня допол-ня-ли по ходу, добавляя те или другие детали, показавшимися им существенными. Мастер лишь голо-вой качал, слушая наш рассказ. Когда мы закончили, он так и остался сидеть, поигрывая ножичком.

Мы немного посмотрели на него, но он молчал, не меняя позы. Мы переглянулись, пожали плечами и при-нялись разворачивать свёртки и осматривать оружие.

В моём свёртке сверху лежали два коротких меча, вернее, чуть больше коротких, ближе к сред-ним. Их удобно носить на спине и выхватывать, этак выхватил и по башке какому-нибудь приставу-чему врезал. Ещё были два кинжала и восемь метательных ножей, а так же перевязь для оружия и куртку со штанами и сапогами. Само собой, всё оружие было сделано из Чёрного Металла.

Что это та-кое - не скажет никто, разве что наш Бог, но он невесть где и вряд ли в ближайшее время когда по-я-вится. Если вообще появится когда-либо. Чёрный Металл делали искуснейшие кузнецы Алой им-перии под руководством Бога. Раз в сто лет проходило особое состязание-праздник, на котором выби-рался лучший из лучших кузнецов империи. И под руководством Бога он творил невероятное оружие, ставя своё клеймо, рядом с клеймом Бога!!

Оружие из Чёрного Металла не тупилось, не ржа-вело, рубило и резало все другие материалы, и благодаря наведённым чарам оно никогда не покидало хозяина, чтобы с ним не делали: Правда, ныне, эти чары куда-то исчезли, и те-перь такое оружие переходило свободно от хозяина к хо-зяину.

Но мы знали, что наше оружие оста-нет-ся при нас в любом случае. Случайно сохранившиеся остатки оружия из Чёрного Металла стоили не-вероятно дорого, так, что порой за них, бывало, покупали и королевскую корону, из тех, правда, что поплоше.

Надо ду-мать, появление трёх девчонок с арсеналом оружия из Чёрного Металла приве-дёт всяких жадных до чужого добра в жуткий восторг, только вот их ожидал нешуточный сюрприз. Вид-но, долго их при-дётся убеждать, что ничего не продаётся и не дарится, а украсть. Впро-чем, "ум-ников" хватало во все времена: Сколько их было и сколько ещё будет Одежда и перевязь, на первый взгляд, была сработана из какого-то полотна в несколько слоёв.

Но только я не поверю, и вы не верьте. В их ткань были впрядены нити всё того же Чёрного Ме-талла, благодаря этому одежда служила лучше любых доспехов, и имела те же чары, что и ору-жие, да и ещё и износа не знали.

Я не спеша скинула старую одежку и облачилась в. Не передать словами те ощу-ще-ния, что я испытала, облачившись в эту одежду. Не ведаю, какую именно магию вложил Бог в на-шу одежду, но у меня было ощущение, что меня обнимают и ласкают руки некого бесконечно близ-кого и дорогого.

А может быть, так оно и есть? Сколько сражений и боёв мы пережили, сколько тягот и не-взгод вместе перенесли Может быть, вы сочтёте меня сумасшедшей от таких мыслей, но и дев-чонки примерно так же чувствовали и думали, я их специально спрашивала. Едва мы облачились и вооружились, как очнулся Мастер, мечтавший до того невесть о чём. При-встав на дрожащих ногах, он, тыча в нас указательным пальцем, сказал: Она сделана их нитей какого-то паука, их специально разводили для этих целей, а потом спряли вместе с нитями из Чёрного Металла.

Эти дос-пехи ещё тогда были ещё большей редкостью, чем сейчас наше оружие. К тому же в ней зимой не хо-лодно, а летом не жарко, и под дождём не промокает. Ну, а о том, что его не пробивает никакое дру-гое оружие, даже из того же Чёрного Металла, я молчу. Или просто капюшон во время дождя или сильного снегопада. Чревато хорошо, если увечьем, тем более такие раны могут годами не заживать.

Он его вни-ма-тельно осмотрел, потом несколько раз взмахнул мечом, после с почтением вернул и покачал голо-вой: Лёгкость, балансировка, ну и острота, надеюсь, соответствующая.

Тебе ничего об этом неизвестно? Это ребро малого синего мор-ского дракончика. Мне подробно не рассказывали, но сказали, что лук составной. И бьёт он на пять с половиной шесть сотен шагов. Или, чтобы вам было удобнее, на треть имперской лиги.

Ну не на него, а в его сторону. Смага завращала своей гуфой, Эльфа выхватила кинжалы, а со всех сто-рон на нас полезли орки. Я сражалась самозабвенно, круша орков, лезущих к нам через стены. Их доспехи были ничто против моих мечей, а их оружие не могло пробить моих доспехов. Я закрутила свой "та-нец смерти". Внезапно стена разлетелась, и в пролом полез здоровенный тролль, размахивая дубиной.

Судя по шкуре, серой в чёрную крапинку, это был горный тролль, каким-то образом оказав-шийся на болотах. Впрочем, думать об этом было некогда, я его пару раз задела, но не очень, считай поцарапала, тролль дико заверещал и дико замахал своей дубиной, а сзади в проломе я углядела ещё парочку.

Так что выпускать из пролома его было нельзя, но Но всё-таки этой твари удалось заце-пить меня дуби-ной. Ощущение было такое, словно тараном врезали.

Всё хорошо в наших доспехах, только вот одного не предусмотрено: Я улетела к девочкам, успев пискнуть: Та, молодец, сразу бросилась. Правильно, она со своей гуфой там лучше справиться. А я вскочила и бросилась на помощь Мастеру. Тот, хоть и лучший в империи боец, однако без доспехов против четырёх орков ему было тяжеловато. Ударом ноги в плечо отбросив Мастера в сторону, я за-плясала свой "танец", с ходу свалив двоих, к ним присоединился ещё один, я его тут же уложила.

С ужасом глянув на меня, орки кинулись прочь, вереща: Почему-то именно огненного демона они боялись больше. Я огляделась, ища, кого бы ещё прибить, но бой уже закончился. Справа стояла Эльфа, вокруг неё валялось с десяток, а то и больше убитых орков, лук опробовать ей сегодня не удалось, но вот кинжалы - в полной мере.

Смага со своей гуфой справилась с троллями куда лучше меня, две огром-ные туши, располосованные до костей, были лучшим доказательством, третий тролль, видимо, тоже сбежал. Ну, я тоже справилась бы, но к тому моменту от меня бы была отбивная. Не знаю как где, но в этих руинах, где полно всяких пре-пон, вышло бы именно. Смага выдрала троллинные клыки на ожерелье, а потом мы объединились и сожгли туши: И стала бы раза в три живучей и смертоносней, возись потом с. Я успела переговорить с девочками, пока мы возились с троллями.

Поглядев на Мастера, я ска-зала им: Таких совпадений не бывает. Мастер сидел там, куда упал, оказалось, орчий клинок распорол ему бок, который синел и рас-пу-хал: Может быть, ещё вче-ра мы бы бегали в поисках противоядия, собирали травы, но не.

Мы опять объединились, и Мастера окутала розово-голубоватая аура. Прямо на наших его "смертельная", как он сказал, рана сна-чала избавилась от яда, а потом и вовсе затянулась, не оставив даже шрама. Мас-тер вскочил, освежённый и бодрый, а мы, разорвав контакт, принялись раздеваться, чтобы за-нять-ся своими ссадинами и синяками: Мастер просто ахнул, когда увидел наши избитые тела, хотя ничего страшного не было, просто пара пере-ло-мов у меня от дубины тролля, да синяки от ударов по всему телу у всех, к концу дня, самое позднее, к утру всё должно было прой-ти.

Так оно и вышло. Мы вовсе не смущались, раздеваясь, пе-ред мужчи-ной. Во-первых, мы вовсе не считали, что такую красоту стоит скрывать, а во-вторых, нужно быть пол-ным недоумком, чтобы попытаться покушаться на нашу плоть. Недоумком Мастер не был, тем бо-лее что знал наши постельные пристрастия.

Честно говоря, нападение орков могло быть чистой случайно-стью, однако этому мешал один ма-ленький эпизод: Есть и болотные, но они живут далеко на Полудне, и ни-ко-му неизвестно, чтобы они шастали на Полночь. Вообще-то и горные тролли небольшие люби-те-ли спускаться на равнину, а том, чтобы лезть в болото Значит нашлась некая сила, заставившая их сде-лать.

И напавших интересовали именно наши персоны. К этому стоит добавить, что нашего Мас-тера никто не рвался добить, что на орков и тем более троллей ну никак не похоже.

Собственно, это была задачка для Мастера. Для меня, Смаги и Эльфы это не было задачей. Ко-нечно же это был тот самый бог, который поклялся преследовать нас до скончания времён.

Дерюгин Василий Евгеньевич. Три подруги

Когда ха-ос захлестнул победителей, и народы, поклоняющиеся этим богам, растворились в вечности, пришёл че-рёд уйти и их богам. Лишь один, из них, давший клятву, остался вредить. Бродя развоплощён-ной тенью по миру, он время от времени вселялся в тела владык, обещая невероятное могущество.

Падший бог не обманывал, могущество он действительно приносил большое, только вот взамен он съедал ду-шу такого несчастного. Наверняка это он натравил орков, он или кто-то из его клевретов. Я лично в этом не сомневалась. Впрочем, мне было наплевать, привыкла.

Одним нападением больше, одним меньше, какая разница. К гадостям падшего бога невольно привыкаешь, как к явлениям природы. Дождь будет или не будет - от смертных сиё не зависит. Если мы ухитрялись оказаться поблизости, то уби-вали такого правителя. Иначе освободить несчастного, попавшего под власть демона, в которого пре-вратился падший бог, было невозможно. А большей частью мы старались убраться подальше от этих мест по мере возможности. Потому что зачастую нас удерживали дела.

Сейчас мы собрались и пошли назад в слободу. Не знаю, о чём думал Мастер, но лично я раз-мышляла над тем, что нам делать.

О проекте ХайВей

Наше пребывание в деревне явно заканчивалось. Обучить нас чему-либо новому Мастер вряд ли нас сможет, а оттачивать свои навыки и способности мы впол-не могли и. Что нам делать я уже знала. Прошло четырнадцать лет со дня смерти матери Смаги, но, судя по редким известиям из Гар-Ассара, столицы нашей империи, враги, погубившие её, были жи-вы и по-прежнему процветали.

Казалось, что могут сделать три четырнадцатилетние соплюшки? Но не та-кие, как мы, имеющие неоценимый опыт тысяч лет, обладающие таким же мастерством и не-отрази-мым оружием. Привал нужен был больше для Мастера. Что поделать, обычные люди, не отмеченные богами, очень быстро старели и умирали. Не был исключением и Мастер. Он ещё храбрился, бодрился, по-ка-зывал какой он этакий, но возраст брал своё.

Мы не сомневались, что десятком годов ранее, он сам по-мчался бы в стольный град мстить за жену, однако ныне он стал осторожнее и осмотрительней. И он, как ни горько это было признать, сейчас первым бы стал на том, что на месть нужно наплевать и за-быть. Всё-таки он не мог за нами признать равноценных партнёров, не мог понять, а если бы и да-же и понял, не смог бы принять, что мы знаем и понимаем гораздо больше него, благодаря пробудив-шейся памяти тысячелетий.

Его глаза и опыт жизни утверждал одно: Я словно слышала его рассказ: Она отлетела в угол, легионер рванул за ней и ударил ещё раз, сломав нос, а потом принялся рвать одежду Так что спорить с ним мы не собирались.

Ни с Мастером, ни с родными, живи они триста лет, ко-торые никогда не смирятся с тем, что "их девочки" куда-то отправились в поисках приключений на свои дурные головы. То, что "их девочки" обладают таким могуществом, что способны разнести де-сять таких слобод, никого не волновало, и не будет волновать.

Однако все наши планы и намеренья разлетелись вдребезги, когда мы вернулись в слободу. Там мы застали стоящий в четыре сотни отряд имперских воинов и сборщиков податей. Мастеру, - на нас привычно не обратили внимания! Сборщики податей потребо-ва-ли уплатить недоимки за время существования слободы, где-то за двадцать пять - двадцать шесть лет. Глав-ному мытарю показали грамоту, в которой слобода, как приграничному поселению, даются по-слабления и вольности.

Толстомордый наглец улыбнулся, порвал грамоту, наступил ногой и зая-вил, угрожающе прищурившись: Разговор был на площади в центре слободы, где устраивали собрания, проводили торги и смот-ры годных к оружию, тут зачитывали, - нет, до императорских указов дело пока не ходило, - указы на-ме-стника провинции.

Собравшиеся слобожане, ставшие свидетелями этой выходки, гневно завопи-ли, в мытаря полетели камня и комья грязи. Десяток воинов, взятых скорее для солидности, чем для ох-ра-ны, обнажил мечи и сбился в кучу, готовясь умереть: Од-нако отцу и другим старшинам удалось людей успокоить и уговорить отпустить толстомор-дого мыта-ря.

Кто-то откупил право сбора налогов этой провинции и решил выжать все соки. Лучше бы его схватили А с упырями разговор короткий. А там, глядишь, и какому-нибудь графу или барону подарят.

Сколько таких слу-чаев. Если до того и были согласные договориться платить, пусть и не столько, то теперь все дружно потребовали прогнать сборщиков налогов прочь.

Не пугали и четыре сотни воинов. Народ всё-таки был пограничный, всего навидался, а за свою свободу готовились стоять насмерть. Тем более за про-шедшие годы Мастер здорово сумел натаскать слободских с оружием. В этой суматохе как-то мимо всех прошло, в чём мы явились и какое у нас оружие. В слободе изредка продолжали селиться ветераны из имперских легионов, как жителям При-гра-ничья, им давали большие льготы.

Теперь этому грозило прийти конец. Один из ветеранов внима-тель-но рас-смотрел нас, в восхищении цокнул языком и показал большой палец. Ожерелье из клыков трол-лей никому не приглянулось. Зато наше оружие приглянулась мордатому мытарю. Он подошёл к воротам слободы, мой отец, как голова поселения, Мастер, как его помощник, с десяток слобожан как охрана, ну и наша тройка, - куда же без нас?

Сборщик налогов окинул всех презрительным взглядом, и тут его взор наткнулся на наше оружие. Мытарь сразу опознал Чёрный Металл. Алчность напрочь отшибла ему мозги, даже те немногие, что помогли ему так высоко вскарабкаться из простонародья. Он как-то не сообразил, что оружие из Чёрного Металла не у мужчин, а у девчонок, да ещё в таком ко-личестве - это должно что-то означать. Нет, он только лихорадочно считал, сколько можно выру-чить, если продать это оружие, с каждым разом прибавляя нули.

Однако вот же выучка! Глаза его лишь на мгновение осветились вспышкой, а потом привычно спрятались за мясистыми веками, а вы-ражение морды ни капельки не изменилось. Нам троим только, да, пожалуй, Мастеру удалось уловить этот блеск, чтобы понять чем он вы-зван и что он означает. А означал блеск только одно: Понять, что это оружие ему не достанет-ся да-же после нашей смерти, он никогда не сможет, да и не захочет. Чересчур уж большой кусок он хочет отхватить. А то, что этот кусок не по рту даже императору, никто не в силах сообразить.

Двадцать имперских солдат берегли высокую особу. Мастер откашлялся и ответил: Ты выступаешь против воли самого императора, выразителем которого является наместник. Ты есть бунтовщик и изменник! Мы никогда не будем выполнять приказы предателя и мятежника!

Нарушение моих приказов есть прямое нарушение воли императора! Я прикажу тебя четвертовать за измену!!! Скорее это напоминает мятеж и измену. Вот оно - предательство!!! Никто больше не должен здесь жить!! Если через три дня нам не выдадут предателей и их имущество, стоящих передо мной, всё жи-вое будет уничтожено, а все здания - сожжены. Не слишком ли тебя занесло? Это уже точ-но прямая измена.

Вдруг Эльфа вскинула лук и выпустила стрелу. Лошадь под мытарем, которой стрела угодила в зад, дико заржала и задёргалась. Свекольная Рожа, - с того разговора никто иначе его и не называл, - не будучи, увы, хорошим наездником, в седле не удержался и грохнулся на землю.

Еле живого легио-неры его приволокли в лагерь. Как равноправные, наша троица заняла места в гор-ни-це. На нас косо взглянули, но ни слова не сказали: Выпроводить нас из ком-наты можно было лишь силой, а Он обвёл присутствующих глазами, включая и самого отца, одиннадцать чело-век, и спросил: Что делать-то будем, друганы?

При нормальных императорах, когда хоть какой-то порядок поддерживает-ся, это происходит редко и при чрезвычайных обстоятельствах. Сейчас на троне слабый император, казна расхищена, а деньги нужны. Проходимцы, пользуясь этим, творят, что хотят. Правда, я в пер-вый раз слышу, чтобы это затронуло и Приграничье. Всё-таки здесь нравы и условия другие, чем в централь-ных провинциях, но, возможно, что там уже брать нечего, решили взяться за.

Есть специальные канцелярии, которые этими делами занимаются. Им-перия огромная, дел очень. Что значит одна бумажка? И сделать ничего, кажется, нельзя, импе-раторы не любят менять свои решения. Я положила один из своих мечей на стол. Оружие, которого нельзя касаться Нет, кто мне не верит и желает уличить меня во лжи - вперёд, если руки не жалко. Мне продолжали не верить, но, лишаться пальцев тоже было неохота.

Можете мне поверить, я лично видел, как эти девочки извлекли его из тайника. Потом они порубали в капусту почти четыре десятка орков и двух троллей.

Как выбрать лучшую подругу по гороскопу? - Бублик

Без такого оружия сделать это было почти невозможно. В словах Мастера никто не усомнился: Чтобы вы поняли, за один метательный нож можно купить с пяток таких слобод и ещё столько же останется. А их у Волчицы восемь. Я ничего не могу с ним сделать: Свекольной Роже нужно ВСЁ оружие, абсолютно всё.

Даже если мы отдадим ему всё оружие, он не успокоится, пока от слободы не останется одна сто раз перекопанная яма, а все жите-ли, кроме разве что но-во-рождённых, будут запытаны насмерть, из уверенности, что все что-то скры-вают. Он всё, сдвинулся на жадности, объяснить, что после нашей смерти оружие исчезнет в неиз-вестности будет невозможно. Давайте начнём показывать. Все помолчали, я начала: По-моему, лишь убраться из этих мест. Одни арбалеты чего стоят. Кровью умоются без осадных орудий.

Все посмотрели на Мастера, тот кивнул в знак согласия. Да они с голоду передохнут без припасов. Наверняка рассчитывали, что снабжаться будут на местах. Поэтому припасов с собой не взяли.

Слова благодарности мамам от дочери...

Теперь придётся тащить за три-девять земель. А прямо здесь лишь только птицы летают. Тем более что тащить надо не на спинах, а на возах, это вообще такие петли.

За два месяца им никак не успеть притащить ни продукты, ни по-ро-ки, особенно если мосты будут разрушены, броды загорожены, а стрелки будут мешать чинить и расчищать. А через два месяца распутица. Все радостно заулыбались, но я остудила их ведром ледяной воды: Зимой имперцам будет чистая дорога. Они спокойно про-ведут сюда большой обоз. А мы, если честно, не в силах будем им помешать. Тогда я им сказала: Надо этой же ночью убрать мордатого мытаря.

Причём сделать это так, чтобы на нас никто не подумал. А заодно и поторопим имперцев с уходом. Им здесь де-лать абсолютно нечего. Колдун, сидящий напротив меня, вдруг схватился за виски: Мы схватились за руки, и Эльфа закрыла глаза, я и Смага. Колдун уставился на нас, рази-нув рот, ничего подобного он не подозревал. А нам было не до. Хоть ведущей была Эльфа, нам всё-таки было видно то, что видела. А Эльфа, пробормотав заклинание магического окна, с инте-ресом глядела, как Свекольная Рожа пытается наладить магический контакт через кристалл.

Получа-лось из вон рук плохо, но Рожа не отступал, повторяя попытки. И вот всё-таки одна из попыток уда-лась. В кристалле проступило лицо мужчины необычайной красоты. Описать словами его было не-возможно, всё какое-то не такое, ломанное, кривое, но вместе с тем завораживающе прекрасное. Я, не раскрывая глаз, щёлкнула пальцами, в руку прилетел уголёк, и я прямо на столе набросала портрет собеседника мытаря. А тот упал перед кристаллом на колени: Можешь не отвечать, я вижу.

Ты чего забыл там, придурок?! Эльфа решила больше не ждать и одним жестом расколола магический кристалл. Тот лопнул в пыль. Я разорвала контакт и посмотрела на рисунок. Тот прямо на глазах превратился из угольного в красочный. Мастер издал приглушенный возглас. А Смага накинулась на Эльфу: Зачем кристалл расколола, недоумок?!!

Больше Мастер ничего не успел сказать. Портрет вдруг ожил и посмотрел на Мастера. Схватив-шись руками за горло, Мастер захрипел и рухнул, я же выхватила кинжал и вонзила его меж глаз жи-вого рисунка. Тот загорелся и пропал, на столе остался лишь смазанный набросок углём, да вонзён-ный в него кинжал. Кто-то наклонился к Мастеру: Теперь нашей обязанностью бу-дет найти его и оторвать голову.

Отныне никто из вас не в безопасности. Да и вся слобода. Этот красавец никогда не оста-вит вас в покое. Единственное, что можно при-думать здесь - это переселиться в другое место лиг этак за триста-пятьсот, а то и.

Проверочная работа по теме "Имя числительное" (10 класс)

Я бы вы-брала Чёрные горы. Там ещё, помнится, и гномы живут, и очень даже неплохо. Вот туда вам и надо перебраться. И, в-третьих, орчьи шаманы и колдуны ну очень не любят чужих магов, сующихся со своей магией в Чёрные горы. Поди докажи, что не хотел ничего плохо-го. Мы как-то там проходили случаем. Если посланец сумеет договориться, то после рас-пу-тицы можно будет начать переселение. А там никогда против не будут, люди всегда нужны.

Я поглядела в окно. О, за разговором не заметили, как стемнело. Пора было идти в лагерь им-пер-цев. Жестом позвав подруг, я вышла из избы. Мгновением позже за мной выскользнули Смага и Эль-фа. А потом три тени проскользнули по слободе и перемахнули через стену. Не первый раз мы так по-кидали поселение, правда, первый раз во время тревоги и после смерти Мастера. Вот смерть мытаря и послужит некой посмертной жертвой. Впрочем, убивать легионеров я всё равно не хотела.

Эти парни не виноваты, что их начальники начали разыгрывать дурацкие игры. Судя по их лицам, бред Свеколь-ной Рожи вовсе не пришёлся им по нраву. Так что, пока они что-нибудь плохого не сде-лают слободе, мы их убивать не будем. Оглушив и связав слугу, мы вошли к хозяину. Мордатый обернулся - это единственное, что он успел сделать. Тут же парализовав его, мы привязали тушу к центральному опорному столбу шатра и сели пе-ред. Можно сколько угодно, с меньшим или большим основанием или вовсе без основания, развивать немыслимые фантазии на тему раздвигания и сжатия сроков, как я это делаю в начале моего предисловия, но у времени есть свой скучный счет и непреложные закономерности.

Появление нового стихотворения поэта такой величины по прошествии нескольких десятилетий после смерти — случай очень редкий. В начале года Ирина Николаевна Барметова спросила меня, не напишу ли я чего-нибудь по случаю круглой даты и, того важнее, не найду ли у себя еще каких-то ахматовских материалов для журнала. После окончания работы над переводами лирики итальянского классика ровесника Пушкина Джакомо Леопарди у меня остались черновики переведенных Ахматовой стихотворений.

В мои обязанности входило перепечатать на пишущей машинке ее половину переводов вместе со. На этих страницах между потоками строк встречаются и посторонние если считать повседневность посторонней переводам, а не наоборот записи вроде дневниковых.

Затем фрагмент тех самых повседневных записей. Затем несколько телеграмм те, что пришли напечатанными, переписаны здесь заглавными буквами; те, что написаны от руки, строчными.